Домой Проза Москвичка из кишлака Рохац. Часть 24.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 24.

0 1322

skoraЕще вчера  на Ситору нашло  ощущение полного бессилия, усталости, отчаяния и безысходности. Ей было нестерпимо жаль себя, все  раздражило, вызывало слезы. Ей ничего не хотелось, не радовали привычные дела. Все было перед ней в сером цвете и вокруг  видны только проблемы.

Хотя, в  целом-то,  у нее  хорошая жизнь и печалиться, кроме Зебо,  не о чем. Здоровый ребенок, спокойный муж, крыша над головой. Что еще нужно для счастья женщине?  Она мечтает, надеется, что они вот-вот  вернутся домой

А малыш? Она  его очень любит, он  сладкий смышленый малыш. Забавный такой, не тихоня, конечно, но и не капризуля. Бывают и хуже дети. Но все равно она  устает.  Иногда она кричит на Мохаммеда. Она помнит, какой малыш был в первые месяцы.  Самый красивый, маленький, как он сосал грудь, как маленькой рыбкой плавал  в животе.

Сейчас Ситоре было нестерпимо стыдно, вся ее капризы потеряли всякий смысл, и прошлая жизнь разорвалась на части.

Малыш – это самое главное. Малыш не мог поднять головку. Ситора взяла его на руки и пошла на кухню, включила свет:

-          Малыш, проснись.

Расцеловала горячие щечки, подбородок, ручки.

- Мохаммед, — стараясь говорить ровным голосом, произнесла Ситора, — немедленно просыпайся.

Из спальни вышел Акобир. Волосы на макушке вздыбились, его живот казался огромным.

Мохаммед открыл глазки, взглянул так, словно у него было свое сложившееся мнение об обстановке и он уже готов дать распоряжение относительно сложившейся ситуации. И тут же закрыл, на его пересохших губках мелькнула улыбка.

- Что происходит? – спросил Акобир.

- Малыш весь горит. Я не могу его разбудить.

- Дай мне его. Эй, Моху, пора вставать. Открывай глазки. Моху! Моху! Что с ним случилось?  Почему он не может проснуться? Мохаммед! Просыпайся сынок!

 

Огромная Москва разлетелась на мелкие осколки вместе со своими домами, площадями, парками, нет в ней ни одного целого кусочка, неожиданно поняла Ситора, выглянув из окна белой с восспаленно-красными полосами скорой помощи. Какая-то безумная какофония  рекламных щитов. Фары встречных машин несутся, в заранее проигранной гонке, за тьмой.

В больнице паника схватилась липкими и сильными лапами за горло Ситоре. Распахнулись двери приемного покоя, пенятся белые халаты, дребезг тележки. Они с Акобиром несутся за тележкой по бесконечным коридорам, расступаются белые стены. Потом малыша забрали.

Еще вчера это был веселый здоровый малыш, который  радовал всех. Он центр  жизни, радости, надежд. Какая коварная болезнь сумела хитро, и умело скрываться  в жизнерадостном ребенке?  Почему проявила себя настолько изыскано, что определить ее, заранее, внимательной матери не удалось.

Малыш лежит в кроватке со стеклянными перегородками, как нежный бутон цветка, сорванный и смятый грубой рукой. Он обнаженный, ручки вывернуты, кожа на лице сморщилась, животик провалился.

Ситора прижалась лицом и ладонями к стеклянной стене бокса. Малыш в самом центре мироздания. Он теперь сам его центр, сам его ядро. Это – закон. Жизнь без малыша немыслима. Он внутри и весь остальной мир заглядывает к нему.

И врачи, и медсестры собрались, вздыхают.

И вся больница с ее невыносимо душным запахом, давящей тишиной и тревожным звяканьем инструмента.

И Кремлевские надгробия из красного кирпича.

И голоногая девица, дымящая на автобусной остановке.

И  сутулые мужчины и женщины с тяжелыми сумками.

И откормленные собаки на утренней прогулке.

И стая уличных воробьев.

И машины, с визгом несущиеся рядом со “скорой”  и подгоняющие ее.

Малыш рядом с ней, но уже не с ней.

Он  живой и такой любимый малыш. Он ничего не понимает, не знает. Он хочет жить.

Душа Ситоры рвется на части. Она  умоляет Аллаха, Всемилостивого, спасти малыша, просит Аллаха не забирать его. Мысленно целует его личико, чувствует, как пахнут волосики. Любимый, родной, держись! Она  готова на все, лишь бы он жил!  Она  верит. Надеется. Боится.  Ведь он в руках  Аллаха, и поэтому не может быть иначе! Мохаммед такой умненький, такой хороший, такой послушный малыш, он так хочет жить.  Это словно сон какой-то, ужасный и неправдоподобный.

 

 

Нравится(1)
Москвичка из кишлака Рохац. Часть 24.
0 votes, 0.00 avg. rating (0% score)

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 31.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 30.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 29.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 28.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 27.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 26.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 25.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 23.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 22.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 21.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 20.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 19.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 18

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 17

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 16.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 15.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 14.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 13.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 12.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 11.

Москвичка из кишлака Рохац. — Часть 10.

Москвичка из кишлака Рохац — Часть 9.

Москвичка из кишлака Рохац — Часть 8.

Москвичка из кишлака Рохац — Часть 7.

Москвичка из кишлака Рохац — Часть 6.

Москвичка из кишлака Рохац — Часть 5.

Москвичка из кишлака Рохац — Часть 4.

Москвичка из кишлака Рохац — Часть 3.

Москвичка из кишлака Рохац — Часть 2.

Москвичка из кишлака Рохац.


НЕТ КОММЕНТОВ

Leave a Reply