Домой Проза Москвичка из кишлака Рохац. Часть 30.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 30.

0 1781

malish«Моя дорогая Зебо, сестричка моя ненаглядная, -  написала Ситора, покусала ручку, задумалась, -  у меня все хорошо, у мужа тоже. Мохаммед болел, но сейчас, хвала Аллаху, его жизни ничего не угрожает».

Снова покусала ручку. Писать письмо мысленно гораздо приятнее и легче, чем писать по настоящему. В ее голове было столько мыслей, пока она убирала квартиру, а стоило начать писать и мысли ускользают, получаются корявыми и уродливыми.

«Мы отвезли его в больницу. Мне было очень страшно и грустно, а потом стало легко и хорошо, перед тем как малыш пошел на поправку, Скоро мы заберем его домой,»

Ситора перечитала письмо, смяла листок. Взяла новый.

«Моя родная сестренка, я надеюсь, что у тебя все хорошо. Спасибо тебе за письмо, Мохаммед сильно болел, но сейчас ему лучше. Мы отвезли его в больницу. Со мной творилось что-то странное. Я сидела рядом с ним и ощущала себя счастливой. Не потому что малыш болен, а потому что счастье было у меня внутри. Акобир уволился. У него все в порядке. Надеюсь, что у тебя все в порядке.»

Она вновь перечитала письмо, перечеркнула последние предложения, где повторялась.

Вычеркнула строчки про ощущение счастья, покусала ручку. Надо объяснить более внятно откуда появилось это неожиданное счастье, обдумать. Почему она была счастлива? Она нарисовала забавную рожицу, ротик полумесяцем, улыбку.  «Я за него билась».

Дорисовала тельце, спичечное.

«Не покорилась судьбе. Вступила с ней в бой »

Судьба! Выбор Судьбы.

Снова начала писать новое письмо

«Моя дорогая сестренка, надеюсь, что у тебя все хорошо, Мохаммед лежит в больнице, но мы надеемся, что скоро заберем его домой. Акобир уволился. Когда заберем малыша домой, я напишу тебе снова. Следующее письмо будет длинным. Молю Аллаха, чтобы у тебя все было хорошо».

Ситора закончила уборку, сложила стулья друг на друга, пытаясь освободить место. Но получившаяся пирамида угрожающе пошатывалась и она решила ее разобрать. Работала и вслух тренировалась купить проездной талон на автобус.

Вдруг она присела на стул, внезапная мысль пронеслась  у нее в голове, и сделала ее ноги слабыми. Она поняла, что она убила мужа Ферузы. Смерть пришла за Мохаммедом, но Ситора отвела от него смерть.

Смерти пришлось выбирать.

О Аллах, в моя голову лезут злобные джинны. Прочь, прочь от меня!

Джиннам место в аду! Ступайте в ад!

Этими словами она закрыла беснующимся  джиннам вход в квартиру и в свою голову.

На улице  Ситора забыла про джиннов. Светило яркое солнце. Дерево у подъезда, уже совсем знакомое, но все равно безымянное, выбросило робкие бледные почки. Смелая трава пробивала асфальт. Солнце приятно припекает кожу на лице. Мимо проходили студенты-индусы, уступили ей дорогу и весело приветствовали на своем птичьем языке.

Больница, больница, больница. Еще одно русское слово выучено. Это слово Ситора не забудет никогда. Всю дорогу она повторяла его. Акобир не услышал, как она вошла и не повернулся.

Ситора положила руку ему на плечо, насколько оно хрупкое.

Она. увидела пустую кроватку, ее сердце тревожно сжалось.

-Его забрали на анализы, — пояснил Акобир. – Не волнуйся его скоро принесут.

 

Анализы, анализы, всегда боль и страдания для малыша.

Ты все вытерпишь мой малыш, я тебя никому не отдам!

Принесли Мохаммеда. Он играл в кроватке, но что-то изменилось в нем. Да, его глаза, они стали глазами взрослого человека. Он смотрел ей в глаза  пронзительным взглядом, словно хотел сказать ей, что он очень боится.  Но ты не бойся малыш, мама любит, папа любит. Акобир говорил с самым главным врачом и он успокоил его, он твердо сказал, что малыш реагирует на лечение.. Все будет хорошо.!  Вечером Ситора дала ему кусочек лепешки, он любит хлеб,  брал в маленькие ручонки и жадно жевал десенками,. съел  3  кусочка! Он так любил хлеб! Больше всего на свете!  Мохаммед наелся хлеба,,  отвернулся с пальчиком во рту, Заснул…….

Ситора   обтерла его всего влажной салфеткой, поменяла памперс, потом долго целовала ножки, животик, ручки.  Счастье опять проникло в нее.

- Радость моя так крепко уснул и так сладко.  Меня просто убил сон и я задремала на стуле, потом постоянно просыпалась и укрывала малыша любимым одеялом, поправляла , проводочки, когда Мохаммед переворачивался на другой бочок. Среди ночи он стал сильно кашлять, я его взяла на руки, потом он очень пронзительно и сильно заплакал, затем уснул. Акобир позвал медсестру, но та ничего не сказала. На рассвете он заплакал опять, сильно-сильно. Я его покачала, положила на кроватку,

Ночная медсестра снова проверила приборы и быстро ушла. Неожиданно стали приходить врачи, ранним утром, сами… Зачем они приходят? Ситора от страха трясла мужа за плечи. Малыш  просто спит! Пришел самый главный врач, посмотрел и ушел. Мохаммед лежит с приоткрытыми глазками и ротиком, ровно и глубоко дышит.

-  Акобир, скажи им, что он просто спит!

Потом малыш стал непроизвольно шевелить ручками. Опять пришли врачи. Они сказали Акобиру, что сейчас    унесут сына в реанимацию… Зачем? Почему? Он ведь просто спит!  Солнышко мое, мамины глазки, просыпайся, скоро утро!

Потом малыша унесли. Ужас… мама была права, Судьбу не обмануть.  Нет! Ему станет лучше! Сейчас они ему что-то уколют и принесут обратно…

Пришел врач, взял Акобира за руку и что-то долго говорил.

- Что он сказал тебе? Скоро его принесут к нам? Ну, говори же!

 

- Врач сказал, что наш ребенок в коме.  Надежды нет, спасет только чудо…….

- Что значит  нет надежды?  Как нет надежды? Прочь Судьба!  Чудо обязательно произойдет! Мой малыш будет жить! Он так любит жизнь!

Через час малыш углубляется в кому. Ситора ничего не понимает. Их отправляют домой.

- Как домой? Малыш останется в больнице один?

- Он на искусственной вентиляции легких. Вы ему ничем не поможете.

Приехали домой.  Мы верим в чудо. Молимся, плачем. Вечером Акобир позвонил в реанимацию.

 

- Динамика отрицательная. Он углубляется в кому, держится на максимальных дозах препаратов. До утра вряд ли доживет.

Страшная ночь, рано утром на такси мчимся к нему. Жив, жив, надежда всей моей жизни!

Без динамики. Пустили к нему в палату. Такой маленький, потерялся на огромной кровати, самый красивый, трубка в маленьком ротике, аппарат. Ситора гладила его по головке:

- Открывай глазки, мой малыш, мама тебя любит! Скоро тебя отпустят домой, дома тебе сразу станет лучше.

Неделя  в реанимации. Каждый день ездили, молились, верили в чудо.  В последний день приехали в больницу, Акобира  позвали к  врачу.  Он  долго не выходил. Затем вышел.

- Не волнуйся, его скоро обратно принесут. Скоро нам его снова принесут,

Акобир заморгал, часто-часто. Его глаза забегали.

- Ты помоешь его? Я не смогу.

- Я всегда его купаю.

Ситора удивилась тишине к больничном коридоре.

-Помою его мягкой губкой. – Сказала она, — Как всегда.

Акобир стоял молча. Не сказал ни слова. Ситора посмотрела на раскиданные пластиковые стаканчики рядом с питьевым  кулером , подошла:

- Надо их убрать.

О Аллах, Аллах, — простонал Акобир, — не сейчас.

- Почему?

-  Тело твоего сына еще не остыло! Тело твоего сына даже не остыло. Прекрати, дура деревенская убирать чужой мусор.

- Тело моего сына?

Судьба? Мама была права?  Даже теперь Ситора не могла поверить.

Акобир крепко зажмурился, словно решил выжать из себя слезы.

-  Нам надо его забрать. Они сами его сюда не принесут.

«Они сами его сюда не принесут». В руках Ситора продолжала держать пластиковые стаканчики. Машинально взяла еще и сложила..

- Сказали, что его быстро отдадут. Сказали: знаем, вы – мусульмане. Знаем, так и сказали, знаем, что вы всегда хотите похоронить побыстрее.

Да, мы всегда хотим похоронить побыстрее. Она открыла сумку с вещами малыша. Начала доставать одежду малыша, с распашонки сняла невидимую пушинку, с курточки ниточку.  Подошел Акобир, с трудом отнял у нее сумку, разжал пальцы с побелевшими косточками, забрал курточку Мохаммеда. Ему пришлось подтолкнуть ее к стулу, чтобы усадить.

Да, она сама подготовит своего сына, сама принесла, сама и унесет.

Видела как хоронят малышей. В кишлаке малышей хоронили часто. Два раз хоронили ее двоюродных братиков, которые пришли в этот мир словно открыли дверь, извинились, что ошиблись дверью и ушли. Маленькие белые куколки укладывали в крохотные могилки, спешили, чтобы не было пятен, чтобы ушли такими же чистыми как и пришли. Похороны помнит, а братиков нет.

Мохаммед будто спал. Такие длинные реснички, пушистые волосики и смуглый лобик.  Мой маленький . Такой любимый. Прости, мой мальчик. У меня даже нет злости к Судьбе и маме…  Я не спрашиваю  »За что», потому что я знаю за что… Я заслужила страдание, потому что бросила вызов Судьбе. Мой малыш! Ты бы мог вырасти таким умным и таким хорошим… у тебя могла  быть целая жизнь впереди. Я бы многому тебя научила!

Как теперь жить?

 

 

 

 

Нравится(0)
Москвичка из кишлака Рохац. Часть 30.
0 votes, 0.00 avg. rating (0% score)

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 31.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 29.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 28.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 27.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 26.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 25.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 24.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 23.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 22.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 21.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 20.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 19.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 18

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 17

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 16.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 15.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 14.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 13.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 12.

Москвичка из кишлака Рохац. Часть 11.

Москвичка из кишлака Рохац. — Часть 10.

Москвичка из кишлака Рохац — Часть 9.

Москвичка из кишлака Рохац — Часть 8.

Москвичка из кишлака Рохац — Часть 7.

Москвичка из кишлака Рохац — Часть 6.

Москвичка из кишлака Рохац — Часть 5.

Москвичка из кишлака Рохац — Часть 4.

Москвичка из кишлака Рохац — Часть 3.

Москвичка из кишлака Рохац — Часть 2.

Москвичка из кишлака Рохац.


НЕТ КОММЕНТОВ

Leave a Reply