Домой Проза Таинственная улыбка. Часть 3.

Таинственная улыбка. Часть 3.

0 1323

masha

Стрекозы разлетелись голубыми искрами и потухли, Маша громко рассмеялась, потом по детски вскрикнула и погналась за ними.

- Я уверен, что минеральная вода принесет тебе облегчение.

- Ты ведь поедешь со мной,  да милый?

- Лера, ты же знаешь, что у меня деловая поездка в Лондон, в конце месяца.

Лера подняла на него глаза наполненные слезами.

- А как я доберусь одна? –   сказала она. – А багаж, пересадки?   Я не могу  представить себе весь этот ужас! Нет, одна я не поеду.

- Почему же одна?  Я  переговорю с Виктором Николаевичем, и он посоветует нам медсестру, которая сможет сопровождать тебя в Карловы Вары, или нет, ты можешь поехать с Инной. Она также лечиться у Виктора Николаевича, и я уверен, что он найдет у нее недомогания, которые снимет минеральная вода.

Максим начинал терять терпение.  Вечно недомогающая женщина оттесняла пышущую здоровьем молодую. Его грубо отвлекали от воспоминаний о залитом солнцем лесе,  о голубой воде, о красивой молодой девушке, запирали в болезненной духоте горящего камина, приковывали цепью к вечно на что-то жалующейся Лере.

- Нет Максим, без тебя я не поеду.

- Лера! Если Виктор Николаевич говорит, что надо ехать,  значит,  надо ехать.  Он хороший врач и не зря получает свои деньги. Тем более, тебе полезно сменить обстановку, тебе это будет на пользу.

- Я в это не верю.

- Зато Виктор Николаевич верит, а он не станет обманывать.

- Нет, я не поеду. Я не перенесу дорогу. – Лера достала пакет с бумажными салфетками и начала беззвучно плакать.

- Лера, ну прямо как в дурном водевиле!  Довольно уже!

- Максим, ты позволишь мне умереть дома, в покое. – Она зарыдала во весь голос

- О боже! Ну, нельзя же так. Ну, успокойся, послушай меня. – Лера закрыла лицо руками и продолжала рыдать.

Максим вышел из комнаты.

Он чувствовал себя виноватым. Понимал, что ему следовало проявить большую выдержку, но ничего не мог поделать с собой. Когда он женился на Лере, она была цветущая, красивая.

Он любил ее. А теперь? Разве это его вина, что она стала такой?

Максим поужинал один. Ужин и бокал красного вина настроили его на более миролюбивый лад.

Он решил загладить свою недавнюю вспышку. Зашел к жене и предложил вместе посмотреть какой-нибудь старый добрый фильм.

Лера обрадовалась, приняла его предложение с благодарностью.

Максим включил фильм, в конце пятнадцатой минуты ему вдруг послышались звуки, не оставляющие никакого сомнения в своем происхождение. Он отвел глаза от экрана: Лера спала.

Максим с холодным интересом разглядывал лицо спящей жены. Раньше оно было прекрасно, видя его перед собой, вспоминая, его он испытывал такой восторг, какой не испытывал, быть может, ни раньше, ни потом.

Лицо Леры было мертвенно-бледное, с морщинками. Тонкая кожа обтягивала скулы и заострившийся нос. Закрытые глаза сидели глубоко в глазницах. Свет от экрана, падающий на лицо подчеркивал бликами и тенями его выступы и впадины.

Максим поежился и вышел из комнаты.

На следующий день они завтракали втроем. Инна приехала рано утром. У Леры ночью были неприятности с желудком и печенью, но теперь она чувствовала себя лучше и, кроме того, ей хотелось общения с Инной.

Инна выслушивала ее жалобы и стенания насчет поездки в Карловы Вары, громко соболезновала ей и сама щедро сыпала советами.

О чем бы ни говорила Инна, в ее словах был бешеный напор. Она подавалась вперед и как снайпер брала собеседника на оптический прицел, и выстреливала слово за словом.

Бумц! Бумц! Пули взрывались прямо в ней и уже воспламененные вылетали  из крохотного жерла ее собранного ротика. Она со скоростью ракетной установки «Катюши» решетила Леру сочувствием.

Максим тоже неоднократно попадал под реактивный шквал, носивший большей частью литературный, театральный, политический характер, — в него палили Шейном  Джонсом, Франческо Пикколо,  Карлом  Лагерфельдом.

Сегодня ракетная установка палила медициной. Она говорила о бессоннице, о несварении, разглагольствовала о целебных свойствах новомодных антидепрессантов, о благодетельном специалисте Викторе Николаевиче.

Лера, просто на глазах,  расцвела под этим обстрелом, как цветок на солнце. Ее лицо разрумянилось, глаза наполнились блеском.

Максим слушал их молча. Все-таки Инна неизменно вызывала в нем интерес. Вот Лера и Маша, – какими они кажутся, такие они есть. Но, с Инной все не так просто. Вот тут-то за таинственной улыбкой и властными бровями, наверняка что-то кроется.

Загадка в том, что именно. Это всегда оставалось неясным для Максима.

- А может нам и не  придется ехать в Карловы Вары. – Говорила Инна. – Если ты быстро поправишься, то Виктор Николаевич не будет настаивать на поездке.

- Я только на это и надеюсь. Иннуся, а мне и в самом деле сегодня гораздо лучше.

Виктору стало невыносимо стыдно. Если бы не его черствость,  Лере было бы лучше не только сегодня. Он успокоил себя тем, что речь идет о самочувствие, а не о здоровье.

Одними словами и участием не излечить больной печени.

- Лера, я бы не советовал тебе пить апельсиновый сок, — сказал Максим желая проявить заботу, — твой диетолог запретил тебе все цитрусовые.

- Но я так люблю апельсиновый сок, — умоляюще взглянула на него Лера. – А сегодня я чувствую себя вполне здоровой.

-   Нельзя быть таким тираном Максим, — сказала Инна, взглянув с долей кокетства на него, а потом на Леру. – Дай ей полакомиться, нашей бедной страдалице, вреда от нескольких глотков свежего сока не будет.

 

 

Нравится(3)
Таинственная улыбка. Часть 3.
0 votes, 0.00 avg. rating (0% score)

Таинственная улыбка. Часть 8.

Таинственная улыбка. Часть 7.

Таинственная улыбка. Часть 6.

Таинственная улыбка. Часть 5

Таинственная улыбка. Часть 4.

Таинственная улыбка. Часть 2.

Таинственная улыбка.


НЕТ КОММЕНТОВ

Leave a Reply