Домой Проза Таинственная улыбка.

Таинственная улыбка.

0 1575

angel 

- Вы к кому,  молодой человек ?

- Я на пятый, к Симоновой.

Удовлетворенная ответом консьержка, принялась за свое бесконечное вязание.

Максим позвонил в дверь, из глубины квартиры услышал приглашение войти. Дверь была открыта, видимо хозяйка квартиры Инна,  подруга его жены,  случайно  увидела его в окно и решила быстро «привести в порядок перышки»

Максим посидел в кресле, на телеэкране билась и пульсировала какая-то восточная жизнь с пышными  турецкими красавицами из гарема султана Сулеймана.

Заскучал, встал и заходил по комнате, поглядывая на вещи, которые встречали его глаза.

Фотографии на фоне греческих скульптур,  фотографии на фоне римского Форума,  фотографии на фоне Эйфелевой башни – все такое бесспорное, такое известное.

Бедняжка Инна!  Какой узкий кругозор, какой интеллектуальный снобизм!

О ее вкусе можно судить по картине уличного художника, за которую она заплатила две тысячи рублей, а за раму двадцать……….

Тысячу раз он выслушивал от нее историю, сколько раз она восхищалась этой вульгарной подделкой:

- Настоящий художник! И где?  На улице!

Слово «художник» звучало в ее устах с большой буквы.

Все это следовало понимать так, что ореол славы художника осенил и саму Инну , не пожалевшую пару тысяч за дешевую копию. Этим она воздавала должное собственному утонченному вкусу и художественному чутью. Бедняжка Инна!

Максим остановился перед небольшим продолговатым зеркалом, нагнувшись слегка, чтобы разглядеть в нем свое лицо, он провел холеным пальцем по черной брови. Брови у него такие же красивые, как и двадцать лет назад. Волосы тоже не поседели, кроме того, никакого намека на плешь.

Он выпрямился и снова заходил по комнате.

Римский Форум, бр-р! Максим терпеть не мог эти унылые фотографии из туристических путешествий.

Вдруг он затылком почувствовал, что Инна здесь, стоит в дверях. Он вздрогнул, точно застигнутый на месте преступления. Она всегда ходила бесшумно, как призрак, — это была одна из ее особенностей.

«А что, если она давно стоит в дверях и наблюдала,  как он любовался собою в зеркале. Нет, не может быть. А все-таки неприятно».

- Ты  застала меня врасплох, — сказал Максим, идя ей навстречу,  и улыбка заиграла у него на лице.

Инна тоже улыбалась – своей «таинственной улыбкой», как он однажды  полунасмешливо польстил ей. Инна  приняла комплимент за чистую монету и с тех пор старалась держаться на высоте «таинственной улыбки». Отвечая на рукопожатие Максима, она продолжала улыбаться,  молча – это тоже входило в роль «таинственной улыбки».

-Как ты себя чувствуешь? – Спросил Максим. — Вижу, что неплохо, вид у тебя прекрасный!

Господи, какое странное у нее лицо! Рот, стянутый улыбкой в куриную гузку с круглой дыркой посредине, словно она, вот-вот, займется художественным свистом на «Минуте славы». Надо ртом – изящный тонкий нос, испорченный неожиданной горбинкой. Глаза большие, темные,  но, на веках вечные ячмени и белки с воспалено-красными прожилками. Брови, смело изогнутые, придавали лицу неожиданную властность.

- Решил заскочить к тебе по дороге домой – говорил Максим. – Ах, как  приятно…..  – он провел рукой, охватив этим жестом цветы в вазах, солнечные блики, — как приятно побывать после офиса в уютной  квартире.

Инна присела на диван и указала ему на кресло.

-  Нет, нет! Не могу, тороплюсь домой, надо узнать, как там моя Лера.  Ей нездоровилось с утра. – Он все-таки сел, — Она жалуется на почки. У нее всегда недомогание. Вечное недомогание. Женщинам….. – Максим осекся на полуслове и закашлялся, пытаясь замять дальнейшее.

Он чуть не высказал мысль, что женщинам с таким здоровьем вообще не следует выходить замуж, но это было бы слишком жестоко с его стороны по отношению к Лере.  Да он, собственно,  и  в голове не держал такую мысль. Она оставалась в загородном  доме в одиночестве, но подвергать любимую такой пытке, как жить постоянно в пыльном, шумном городе он не мог.  Лера такая хрупкая и беззащитная.  О ней хочется заботиться. Просто отдавать ей всю нежность, ласку и тепло. Не думая о том, что получишь взамен, просто радуясь тому, что есть возможность все это делать. По-другому….. по-другому  с ней невозможно.

Невероятно эффектная, она выделялась на фоне своих подруг. Ее внешняя красота произвела на него взрывное впечатление.  Волосы цвета спелой пшеницы, голубые глаза, прозрачные, как речной лед, теплая улыбка, настоящая.  Казалось,   на землю спустился ангел.

“Мое солнышко” – первая мысль,  возникшая в его голове при первой встрече с Лерой. Дальше дни как картинки щелкали, сменяя друг друга.  Максим начал  работать так, чтобы выполнить любой каприз Лерочки,  будь то машина, шмотки, украшение.  Такова жизнь: бриллианту достойная  оправа.

К тому же и Лера, и Инна верили в неугасимое   пламя чувств и вечное духовное единение.

- Лере всегда становится лучше, когда ты приезжаешь к нам. Она ждет тебя завтра в нашем загородном доме.  Хотя бы, на пару дней. Ты приедешь? Ну,  пожалуйста!  — Он улыбнулся для   правдоподобности. – Учти, что я тоже приглашаю тебя!

Инна опустила глаза, Максим увидел, что щеки у нее порозовели. Это была дань ему.

 

- Если мой приезд будет полезным для Лерочкиного здоровья, я непременно приеду погостить.

- Конечно, будет полезным! Ты действуешь на нее благотворнее лекарств. И не только на нее, но и на меня тоже! Известная поговорка «третий лишний» не распространяется на семейную жизнь.

- Максим, а ты, оказывается, циник.

Каждый раз, когда он слышал это слово, ему хотелось сделать:   «Рррррр».

Оно коробило его больше всех слов в языке.

Но вместо того, чтобы зарычать, он сказал:

- Нет, что ты! Я только констатирую факт. Действительность не всегда соответствует нашим идеалам. Но это вовсе не умоляет моей веры в них. Я верю в идеальный брак между двумя существами, живущими душа в душу. Я твердо верю, что это достижимо.

Максим сделал многозначительную паузу и бросил на нее лукавый взгляд.

Девственница – но еще не совсем увядшая, несмотря на свои тридцать восемь лет, -  обладала  особенной прелестью. И, надо признать, была  в ней капелька загадочности.

Инна ничего не ответила и продолжала улыбаться. Бывали минуты, когда Максиму претила эта таинственная улыбка. Он встал.

- Ну, мне пора. Прощай таинственная Инна!  — Улыбка стала напряженнее,  она сосредоточилась в центре гузки. Вместо рукопожатия Максим поцеловал протянутую ему руку. Он впервые это сделал, и было видно, что Инне это понравилось. – С нетерпением буду ждать завтрашнего дня.

- Это правда?

Вместо ответа Максим поцеловал ей руку еще раз и повернулся к двери. Инна вышла с ним в подъезд.

- А где твоя машина?

- Я оставил ее у первого подъезда.

- Я провожу тебя.

- Ни в коем случае! – тон у Максима был игривый, но в то же время решительный. – Нет-нет,  я запрещаю!

- Но мне хочется тебя проводить, — закапризничала Инна и  стрельнула в него «таинственной улыбкой».

Нет, — повторил Максим, послал ей воздушный поцелуй и побежал по лестнице размашистыми, легкими прыжками, совсем как мальчишка. Он гордился собой; в этом беге было что-то забытое, пленительно-юношеское.  Но,  он обрадовался, когда лестница кончилась. Максим вышел из подъезда, остановился, посмотрел на окна Инны, Она стояла у одного из них и улыбалась все  той же улыбкой.

 

Нравится(2)
Таинственная улыбка.
1 vote, 5.00 avg. rating (98% score)

Таинственная улыбка. Часть 8.

Таинственная улыбка. Часть 7.

Таинственная улыбка. Часть 6.

Таинственная улыбка. Часть 5

Таинственная улыбка. Часть 4.

Таинственная улыбка. Часть 3.

Таинственная улыбка. Часть 2.


НЕТ КОММЕНТОВ

Leave a Reply